Светлана К (kedrovy_ruchey) wrote,
Светлана К
kedrovy_ruchey

Деньги: НЕВИДИМАЯ ВЛАСТЬ

03 сентября 2015
Один из принципов наличия реальной власти – ее невидимость. Лучший способ сделать что-то скрытным и незаметным – положить на видное место. Где же та власть, которую мы не видим, но которая всегда перед глазами? Что такое власть с точки зрения закона и политологии?
Определение в Википедии: «Власть — это возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению. Суть власти не зависит от того, на чём основана такая возможность. Власть может базироваться на различных методах: демократических и авторитарных, честных и нечестных, насилии и мести, обмане, провокациях, вымогательстве, стимулировании, обещаниях и т. д».
Философское определение власти таково: «Власть — это специфический инструмент управления, используемый для достижения поставленных целей. Цели могут быть групповыми, классовыми, коллективными, личными, государственными и т.д. Власть призвана делать всё для того, чтобы достичь тех целей, которые должны сохранять, но вместе с тем улучшать и изменять объект управления. Понятие власти многогранно и многоаспектно. Оно охватывает отношения, проявляющиеся как на макроуровне (власть государства), так и на микроуровне (власть родителей над детьми).
С точки зрения главного закона РФ – Конституции у нас присутствует три ветви власти: Законодательная (к примеру, Государственная Дума), исполнительная (к примеру, Правительство РФ) и судебная (в виде всевозможных судов). Официально считается, что именно они нами и управляют. Одним из принципов существования власти общепринято считать ее публичность и демократичность принципов ее образования.
На общепланетарном, континентальном и международном масштабах тоже есть официальная власть в виде различных международных организаций распространяющих свою власть на государства признающие ее. Она тоже имеет общепризнанные ветви власти: законодательную, исполнительную, судебную.
При всей разумности построения системы власти, и вместе, и по элементам, мы ежедневно наблюдаем очевидную абсурдность действий данных ветвей системы власти. Что это – внутреннее противоречие системы или некий внешний фактор? И то и другое одновременно. В данном случае ошибка (намеренное искажение) мышления состоит в том, что система, которую мы рассматриваем, видна не полностью и количество ветвей власти намного больше. Именно поэтому действия её кажутся абсурдными, на самом деле являясь закономерными. Почему-то кто-то не хочет, чтобы мы осознали реальную закономерность движения и цели развивающейся системы власти.
В настоящий кризисный момент в России стало очень много говориться о нашей финансовой несамостоятельности и зависимости от Запада, о мировой финансовой системе в виде МВФ и мировой долларовой экономике. Это правда. Многие считают в таком случае единственно необходимым действием создание своего эмиссионного центра. Этот путь считается в настоящий момент наиболее приемлемым с точки зрения развития нашей финансовой системы с созданием национального центра эмиссии денег в России.
Так, что же такое эмиссионный центр и почему это так важно? Экономисты говорят о том, что это базис развития экономики страны, умалчивая, кто же сегодня организовывает «наш» центр эмиссии.
Почему так много тумана в данном вопросе? Все очень просто. Эмиссионный центр – ветвь власти, которую таковой не обозначают. Хотя все признаки ветви власти присутствуют. Говорить об этом должны не экономисты, являющиеся агентами влияния, а политологи, которые, так же как и мы, считают эмиссионный центр еще одной ветвью власти.
Почему так активно замалчивается эта функция центра эмиссии денег? А замалчивается потому, что возникает вопрос о её публичности, отчетности и выборности. То есть о тех самых демократических принципах, ради которых некоторым не стыдно вторгнуться в какую-нибудь недемократическую страну.
Получается, что сегодня существует иная власть, сосредоточенная в эмиссионных центрах, и ей следует дать название «финансовая власть». Финансовая власть не только существует как отдельный вид власти, но является еще и высшей формой власти. Почему она предпочитает оставаться в тени? Потому что она сама по себе является неограниченной диктатурой в глобальном масштабе. «Дайте мне контролировать выпуск денег в государстве и мне нет дела до того, кто пишет законы», - Майер Ротшильд прекрасно понимал силу финансовой власти.
Захват финансовой власти является приоритетным направлением для того, кто хочет поработить ту или иную страну. Эмиссионный центр, который не принадлежит государству, это уже симптом колониального статуса. Сохраняя все внешние формы власти в виде её традиционных трёх ветвей, оккупант посредством сосредоточения экономической власти в одних руках полностью контролирует свою «колонию».
Одной из причин отказа сверхдержав от крупномасштабных войн (современные вооруженные конфликты мало имеют общего с войнами прошлого) стало ведение финансовых войн и даже появление так называемого финансового терроризма. Финансово побежденное государство ставится на колени так же эффективно, а главное намного менее затратно для победителя. Вспомнить хотя бы Грецию, имеющую демократически избранную власть, но которая целиком и полностью теперь является должником невидимого победителя. Да и кому какое дело до демократии в Греции, если всем заправляет финансовая диктатура? Таким образом, внешне суверенные государства на наших глазах суверенитета лишаются.
Финансовый шантаж был опробован не только на Греческом народе (разрушенная экономика Ирана тому прекрасный пример), и показал свою невероятную рентабельность. Теперь атака санкциями направлена на Россию. Санкции – это финансовое оружие гегемона для окончательного порабощения страны или подавления бунта восставшей колонии, но всегда они это проявление вышестоящей финансовой власти оккупанта.
Абсурдный, казалось бы, вопрос: «А являемся ли мы колонией?» получает свой однозначный и неутешительный ответ сразу же после того, как мы отвечаем на вопрос, кому подчиняется Центральный Банк (то есть никому в нашей стране).
Наличие одного только Центробанка хватает, чтобы сказать, что страна находится под внешним управлением. Побежденная страна получает атрибуты демократической власти, но никакого шанса на экономическую самостоятельность она уже не имеет. Контроль над ресурсами колонии находится у невидимой финансовой власти. Это значит, что экономическое благополучие или точнее неблагополучие граждан колонии не может быть решено выборами тех или иных представителей в парламент. Оно вообще теперь не лежит в сфере внутренней политики и не зависит от демократичности или недемократичности правителей колонии, которые сами находятся под внешним управлением.
На этом этапе нам необходимо признать, что России объявлена финансовая война. Война до полного уничтожения. Не замечать сегодня актов военной агрессии в виде санкций – значит работать на врага. Главной целью, по которой агрессор наносит свои удары, является, прежде всего, народ России и уровень его жизни. Отказаться от участия в войне невозможно. Как и в любой войне выхода два – сдаться врагу или победить. Понятно, что агрессор никогда не назовёт вещи своими именами и сдача народом России своих национальных интересов будет замаскирована под обещания лучшей жизни, под интеграцию в благополучный западный мир. Осознавая какую ловушку готовит нам агрессор, ведя захватническую войну против нас, нам остается только вступить в освободительную борьбу за свою финансовую независимость. При этом народ России должен быть готов к лишениям не менее трудным, чем лишения его предков во время Отечественной войны, и скорее всего к такой же (если не больше) длительности борьбы. Сплоченная перед лицом трудностей нация, неизбалованная благами и легкими победами, сможет обрести свободу. Разрозненный народ, стремящийся только к личной выгоде, останется рабами победителя.
Признавая всю силу финансовой власти, только её «национализация» может реально вернуть стране суверенитет и контроль над ресурсами. Но если мы не будем понимать, какую роль играет эмиссионный центр в современном мире, мы будем обречены кормить захватчиков до тех пор, пока у нас самих ничего не останется. Вернув Центральный Банк под контроль государства, мы вернем себе финансовую независимость, а значит сделаем значительный шаг в достижении победы над врагом.
Иван Бывалый, Соловьева Алена
РУСНОД Нижний Новгород
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments