October 26th, 2016

Красотка

ЕСТЬ У РЭВОЛЮЦИИ

Оригинал взят у andrey_kuprikov в ЕСТЬ У РЭВОЛЮЦИИ
Начало, нет у рЭволюции конца. Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем. Вот с этим затем всегда проблема, что затем, куда затем, кому затем, настоящие, диванные и философствующие революционеры как правило предпочитают не распространятся.

Меня всегда удивляли вроде бы взрослые люди, убежденные в том, что вот если, прямо сейчас свергнуть власть, то на её месте тут же появятся белые и пушистые эльфы, бессеребренники и аскеты, озабоченные исключительно идеей альтруизма и страстным желанием осчастливить окружающих. Причем свергать власть должен некий абстрактный народ и он же должен сразу найти необходимое количество эльфов для свершения великих дел и мгновенного переформатирования общества в царство свободы и справедливости.

Ну ладно бы об этом рассуждали бы клиенты Кащенко, так ведь нет, большие мальчики и девочки, погружая себя во влажные мечты о неком идеальном мироустройстве с пеной у рта доказывают, что стоит нам только выйти на улицы, выразить свое недовольство, как тут же случится чудо и их влажные мечты немедленно материализуются.

Ага, щаз, материализуются, во что-то совсем уж непотребное и кроваво-жуткое, как награда за безумие и глупость. Потому что если человек решил изменить свою жизнь, то он начинает строить новый дом, а не разрушать и сжигать старый в надежде, что на пепелище, сам собой возникнет сказочный дворец.

Но больше всего мне доставляют морализаторы и теоретики, точно знающие что и как надо делать, дающие бесконечные советы, сыплющие в изрядном количестве ничего не значащими данными статистики, но при этом не сумевшие наладить свой быт даже на самом простом уровне.

Для них, как им представляется, самым важным является именно слом существующего но реального с заменой его на туманное теоретическое. А самое смешное, что теоретики ни в каком виде не готовы заниматься практикой, себя мнят сторонними наблюдателями, демиургами и оракулами, которым глупое народонаселение просто обязано оказывать почести и восторгаться их пока непризнанным гением.

Это отнюдь не значит, что нужно со всем соглашаться и принимать все таким как оно есть. Человеку свойственно стремиться к большему и лучшему, его всегда будет что-то не устраивать, в мире всегда будут недовольные, а несправедливость никуда не денется, потому что она и есть двигатель прогресса, точнее поступательного движения.

Однако любая революция и любая смена строя всегда будут происходить через реки крови, страшное беззаконие и море человеческих трагедий. И как только это случится, все эти революционные, диванные теоретики странным образом растворятся в пространстве, забившись в щели и с ужасом наблюдая за реализацией своих идиотских мечтаний.