Светлана К (kedrovy_ruchey) wrote,
Светлана К
kedrovy_ruchey

о населении

Оригинал взят у cuban_okt в о населении
"Немецкие войска, оккупировав значительную часть западных областей и центральной России, столкнулись с той же проблемой, с которой сталкивается нынешние российские правители. Третьему рейху было важно повысить собственную легитимность и тем самым держать в относительной покорности население, пока производится массовый вывоз ресурсов с оккупированных территорий. Для этих целей повсеместно вводилось местное самоуправление, ставка в котором делалась на органы так называемой «новой русской администрации», к работе в которой они привлекали лиц, готовых сотрудничать с ними, в основном представителей творческой и технической интеллигенции.

Многие местные жители восприняли идею выборов и местного самоуправления с энтузиазмом. При советской власти ни до, ни после немцев у них не было возможности участвовать в сколько-нибудь реальных выборах. Поэтому на сотрудничество с оккупантами, вводившими демократические порядки, многие представители образованного класса шли охотно и сотрудничали с оккупантами не только с корыстными намерениями. Некоторые считали, что тем самым они смогут улучшить положение местного населения и наладить нормальную жизнь при немцах".




В середине 20 века был период, когда русский народ допустили к выборам. Возможность выбирать себе бургомистров, городские управы, сельских старост и атаманов в казачьих округах появилась с приходом войск вермахта. Хотя период относительного разгула демократии в рамках дозволенного был недолог с 1941 по 1944 год, но данный опыт порождает интересные аналогии и может быть полезен для выработки стратегии освободительного движения в новейшее время.

Забота о населении в Третьем рейхе

Немецкие войска, оккупировав значительную часть западных областей и центральной России, столкнулись с той же проблемой, с которой сталкивается нынешние российские правители. Третьему рейху было важно повысить собственную легитимность и тем самым держать в относительной покорности население, пока производится массовый вывоз ресурсов с оккупированных территорий. Для этих целей повсеместно вводилось местное самоуправление, ставка в котором делалась на органы так называемой «новой русской администрации», к работе в которой они привлекали лиц, готовых сотрудничать с ними, в основном представителей творческой и технической интеллигенции.

Многие местные жители восприняли идею выборов и местного самоуправления с энтузиазмом. При советской власти ни до, ни после немцев у них не было возможности участвовать в сколько-нибудь реальных выборах. Поэтому на сотрудничество с оккупантами, вводившими демократические порядки, многие представители образованного класса шли охотно и сотрудничали с оккупантами не только с корыстными намерениями. Некоторые считали, что тем самым они смогут улучшить положение местного населения и наладить нормальную жизнь при немцах.

На должности бургомистров гитлеровцы подбирали известных людей из числа местных жителей. После тщательной проверки они назначались на этот пост. В первую очередь учитывалась их лояльность, а точнее - преданность новой власти, знание немецкого языка, навыки руководящей деятельности. В пропагандистских целях иногда практиковались выборы бургомистров. Такие выборы населением Прикумска Ставропольского края своего городского головы (бургомистра) прошли 23 августа 1942 года на городской площади рядом с церковью. Это мероприятие проводилось на 5-й день после оккупации Прикумска немецкой армией. Разумеется, не сами жители предложили кандидатуру будущего бургомистра - ее в предыдущие дни подыскивали немецкие военные власти. Но, тем не менее, была создана видимость участия населения в выборах. При советской власти такого не было - председатель горисполкома местными жителями, как известно, не выбирался. Предложенная германским командованием кандидатура И.Четверикова была одобрена горожанами и он стал бургомистром Прикумска. Еще более торжественно и «демократично» выглядела процедура выборов бургомистра города в Краснодаре. Вначале, 10 августа 1942 года, состоялось городское собрание общественности, в котором, правда, приняло участие не более 30 человек. В основном, здесь были представлены различные категории интеллигенции краевого центра. Они обсудили кандидатуры претендентов на должность бургомистра города. Немецкое командование предварительно предъявило перечень обязательных условий для кандидатов: не моложе 25 лет, не коммунист, не еврей. На второй день прошли выборы, и бургомистром Краснодара стал адвокат М. Воронков. Среди лиц активно сотрудничающих с немцами были те, кто занимали определенное положение и при советской власти. Так, городским головой города Феодосии стал бывший активный член ВКП (б) Грузинов.

Причем в отдельных районах полномочия местного самоуправления были значительными. Особое место в немецкой оккупационной политике играл Локотьский автономный округ, объединявший 8 районов Орловской и Курской областей с общим населением 581 тыс. человек. Созданный по инициативе командующего 2-й танковой армии вермахта генерал-полковника Рудольфа Шмидта, он обладал определенным «суверенитетом». Вся полнота исполнительной власти в округе была целиком возложена на русское самоуправление, а все немецкие войска были выведены за его пределы. В большинстве оккупированных районов России работа управ не устраивала оккупантов. К наиболее болезненным проблемам, имеющимся у «новой русской администрации», нацистские спецслужбы относили деятельность советской агентуры, некомпетентность сотрудников, а также массовую коррупцию и взяточничество.

Следует признать, что такая политика Третьего рейха была довольно успешна. В тех областях, где местное население активно вовлекалось в самоуправление, активность партизанских отрядов сводилась к минимуму. В исследовании Р. Днепрова «Власовское ли?», опубликованном в журнале «Континент», утверждалось, что в ряде мест, в частности в районе Локоть Брянской области, нацисты пошли на образование «…самоуправляющегося края с собственной армией и соответствующими управлениями. Там не было ни немцев ни партизан, т. к. последние боялись туда соваться».

Партизанские края на оккупированных территориях

Одновременно существовали значительные области, практически не контролировавшиеся вермахтом, где также существовало самоуправление – так называемые «партизанские республики и края». Вся полнота власти в них, как правило, находилась в руках единого командования, которое избиралось из командиров партизанских отрядов. В отдельных районах восстанавливались органы Советской власти. В оперативной сводке Центрального штаба партизанского движения от 16 июня 1942 года отмечалось, что партизаны Гомельской области восстановили Советскую власть в 103 населенных пунктах. Органы Советской власти были восстановлены и в 13 населенных пунктах Слуцкого района.

Наиболее значительными по территории и продолжительности существования в годы Великой Отечественной войны были партизанские края и зоны в Белоруссии, на Брянщине и Смоленщине, в Ленинградской и Калининской областях, в Украинском Полесье, Крыму. Например, территория, контролируемая партизанами Белоруссии, к концу 1943 г. достигла 108 тысяч кв. км, что составляло около 60% площади республики, временно оккупированной врагом. При этом оккупанты были полностью изгнаны с территории в 38 тысяч кв. км. Партизаны занимали свыше 20 районных центров, постоянно удерживали или контролировали тысячи сел и деревень. По этому поводу английский историк Г. Рейт-линджер писал, что «вплоть до возвращения Красной Армии большая часть Белорусской Советской Республики оставалась в руках партизан. Фактический размер территории, контролируемой когда-либо немцами, был так мал, а положение, в котором находились гражданские власти, было настолько непрочным, что настоящую историю страны под германской оккупацией нужно искать в анналах партизанской войны».

Обширную территорию площадью 7 тысяч кв. км удерживали калининские партизаны. Почти половину всей территории Ровенской области занимал партизанский край, находившийся севернее железной дороги Ковель — Сарны. В партизанских краях все населенные пункты очищались от вражеских войск, полицейских формирований и политико-административных органов противника. Функции местного управления осуществляли органы народной власти, и население жило по советским законам.

Теперь представьте ситуацию: командиры партизанских отрядов, прочитав листовки с призывом к ним идти на выборы «новой русской администрации», расклеенные на телеграфных столбах, сложили оружие, вышли из леса и стали участвовать в избрании местного бургомистра под контролем представителей германского командования. Представили? Хотя, уверен, немцы их бы встретили с распростертыми объятиями. А кое-кого из недавно пойманных могли даже вместо отправки в концлагерь выпустить после суток отсидки в застенках Гестапо. Ведь ценными и готовыми к сотрудничеству кадрами в Третьем рейхе не разбрасывались, а для пополнения контингента концлагерей достаточно рядовых партизан, про которых никто и не вспомнит.

Но вот прошло 70 лет и теперь уже нам предстоит сделать выбор.

Альтернативная легитимность как партизанский край

Есть два пути: идти на дозволенные выборы бургомистров и гауляйтеров или прогнать их окончательно и бесповоротно с нашей земли.

Первый путь, безусловно, помогает легитимировать и укрепить режим, создает у народа видимость честной борьбы, там, где честной борьбы быть не может. Любой «партизан» чудом проникший в систему в одиночку ее изнутри не изменит, а вынужден будет играть по правилам. К тому же само проникновение невозможно без одобрения устроителей «выборов». Его система быстро проглотит и переварит. Причем такой «псевдопартизан» часто заинтересован не в победе, а в участии, что дает ему известность, деньги спонсоров и льстит самолюбию. Получается взаимовыгодный договорной матч, когда стороны изображают борьбу на потеху публики, неискушенная часть которой считает, что все было всерьез и договорной характер игры не видит.

Второй путь заключается в отказе от любых форм сотрудничества и построение своей параллельно действующей системы по другим правилам, где действительно реализуются принципы самоуправления – система органов альтернативной легитимности. Совсем не обязательно для этого уходить в лес в партизаны. Созданный по месту жительства ТСЖ и Совет дома – это и есть маленькая «партизанская республика», способная отстаивать свой маленький суверенитет на свободу от грабежа «врагов-коммунальщиков». Созданный по месту работы профсоюз – тоже маленькая «партизанская область», способная противостоять желанию «грабителя» в лице работодателя недоплатить за труд. Таких маленьких партизанских республик мы вместе можем создать много в разных сферах и в каждодневной борьбе отстаивать их независимость и суверенитет. Несколько «партизанских образований», действующем в одном районе необходимо объединять и выбирать общее командование. Когда они будут в каждом городе, оккупанты побегут сами, как бежали 70 лет назад из партизанских краев.


**
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments